Air-plus.com.ua

Календарь выставок голубей
Добавить выставку

Московские серые турма | Голуби - Air-Plus.com.uaны

Писать о московских серых турманах чрезвычайно сложно, ввиду их исключительности и высокого уровня совершенства этой породы. Московские серые считаются шедевром отечественного голубеводства и, в соответствии с этим, к ним предъявляются высокие требования. Любые, даже маленькие неточности подвергаются жесточайшей критике. Потому-то, видимо, московские серые турманы настолько малочисленны, настолько редки, что описывать практически нечего, а их разводчиков в Москве можно пересчитать по пальцам. Голубей выставочной кондиции имеется не больше десятка на всех. Такую малочисленность породы ни в коем случае нельзя объяснить ее малой популярностью. Скорее наоборот, об этих голубях мечтают и восторженно отзываются больше, чем о других. Весь секрет объясняется их трудноразводимостью. Московские серые турманы очень прихотливы, требуют много внимания и заботы при содержании, а для того, чтобы развести их, нужен большой опыт, талант.

Сохранились сведения, что в прошлом, столетия два назад, серых турманов имели в основном, привилегированные люди. Огромные суммы, которые платили за серых турманов, были по карману не всем. Талантливые голубеводы могли найтись и среди простого люда, но кропотливую селекционную работу, постоянный присмотр и уход, требуемый голубям этой породы, мог позволить себе не каждый. Состоятельные голубеводы нанимали работников для ухода за птицей и, самое главное, имели средства для приобретения племенных голубей. Упоминаний о том, что за серого турмана было уплачено 100 или 300 рублей, можно найти очень много. Отмечу, что в ту пору можно было купить корову за 10 рублей. В романе Вячеслава Шишкова "Емельян Пугачев" упоминается о том, что Пугачев удачно продал коня, за которого получил четыре рубля. А вот любопытное сообщение о продаже голубей. П.А.Давыдов, рассказывая историю развития серой турманиной охоты, писал, что Н.Ф.Крахт, служащий в банкирской конторе г.Волкова, известного любителя рысистых лошадей и также охотившегося водными турманами, купил всю голубятню Уразова - стряпчего, знаменитого в свое время охотника. Уразов в начале двадцатых годов девятнадцатого века заплатил тульскому охотнику Карелину 800 рублей за пару турманов.

Красив турман всякий, а московский серый отличается от других идеальностью сложения и грациозностью, считался и считается произведением искусства. Тот, кто хоть раз видел высококачественных серых турманов, на всю жизнь запомнит их красоту. У тех, кто знает, насколько прелестны бывают серые турманы, не вызовет удивления такой факт из жизни знаменитого их разводчика А.Н.Алферова, который вел голубей генеалогически происходивших от уразовских и крахтовских турманов. Тот же Давыдов писал: "Алферов получил полное удовлетворение в выражении августейшей благосклонности, ибо имел счастье поднести Ея Императорскому Величеству Государыне Императрице пару голубей своего завода". Несомненно, такие голуби красотой превосходили все другие породы отечественных голубей и равных им на Руси не было.

Когда же сформировалась эта порода и на каком исходном материале? Породами голубей, послужившие основой для создания московского серого турмана, были короткоклювые отечественные турманы, главным образом ленточные, грачи, орловские белые. Таково единодушное мнение знатоков и любителей этой породы. Аналогично высказывались и авторитетные голубеводы прошлого. Во многом такое предположение исходит из того, что в потомстве серых нередко появляются птенцы совершенно черного цвета. Бывают случаи, когда определенно подобранные пары, производят в потомстве некоторое количество птенцов, у которых преобладает белое оперение. Наличие у некоторых голубей неясной, а иногда и отчетливой ленты в хвосте подтверждает участие в формировании породы ленточных голубей. Похоже на то, что смешивая породы турманов, создатели московского серого преследовали одну цель - собрать воедино все лучшие качества отечественных турманов. Видимо, главное внимание уделялось гранности и сухости головы, для дальнейшей работы отбирались голуби с широким и высоким лбом, с классической турманиной формой клюва. Крупные глаза, широкое нежное веко - все эти признаки красоты тщательно рассматривались при составлении племенных пар. Фигура, шея, ноги у серых турманов идеального склада. Только рисунок и цвет оперения не имели решающего значения, и этим объясняется многообразиие вариантов окраски. Цвет глаз также допускался и светлый, и вишневый, лишь бы не было разноглазости. По цвету оперения серых можно разделить на несколько групп. Так называемый ловянистый цвет пера получен при смешении голубого цвета с красным; голуби серого цвета получены при дальнейшем скрещивании с голубями красного цвета - покромистый с красным. Если продолжать добавление красного цвета, то получатся голуби темносерого цвета. Чугунное перо - цвет оперения, получавшийся при добавлении голубей с черной окраской, - издавна был малопопулярен. О голубях чугунного цвета писали: "Эта цветность оперения нетерпима московскими охотниками, и даже на призы ими не допускается". О голубях "писикова" пера, известного как "наследство черной крови, в обширном смысле слова", можно сказать только то, что встречается их немного. Такой цвет оперения имеют бойные голуби в Средней Азии, называемые там челкарями. На темном серо-черном фоне имеются точки, а некоторые перья вполовину окрашены кофейным и глинистым цветом. Встречались голуби и рыжего пера - глинистого оттенка с белыми и сивыми перьями на концах крыльев и в хвосте.

Больше других среди серых турманов ценились и считались самыми красивыми по цвету пера птицы алой окраски. Предполагают, что эти голуби имеют тульское происхождение. Отличаются они тем, что голова, шея, грудь, крылья окрашены таким же цветом, что и перья жарого турмана, а от репицы беловатой рябью перо светлеет и к хвосту переходит на светло-голубой цвет. То же и по концам крыльев. Как правило, глаза у голубей с таким цветом оперения, серебристые. Об этом пере восторженно отзывались все авторитетные разводчики прошлого. П.А.Давыдов отмечал: "Относительно особенностей и свойств алого пера, я признаю себя неспособным сделать какое-либо удобопонятное описание, ибо эта цветность не поддается описанию; скажу только, что эта одна из самых приятных, располагающих к себе вариаций цветности голубя, единогласно всеми признаваемой благородной".

История развития московского серого турмана, вернусь к уже сказанному выше, насчитывает почти две сотни лет. С начала девятнадцатого века сохранились сведения о разводчиках того времени. Есть подробные описания отдельных голубей серой породы, с указанием их характерных признаков, достоинств и недостатков. Наилучшими голубями середины прошлого века считались турманы стряпчего Уразова. Он вывел серых турманов с правильной сухой головой, красивой формой клюва и ярким оперением. Уразов считался известнейшим голубеводом своего времени. Его голуби были одними из самых популярных, и создать нечто подобное другим было не под силу. Впоследствии, когда его голуби перешли к Н.Ф.Крахту, тот сумел не только сохранить их, но и воспроизвести в достаточном количестве. В то же время с голубями уразовско-крахтовской линии успешно работали умелые разводчики тех лет Н.Ф.Лонне и ПФ.Ушаков. Наибольшую же известность на всех состязаниях на призы получили голуби А.Н.Алферова. К тому же, громадные цены, выплачиваемые за серых турманов, послужили импульсом для других голубеводов, начавших усердно заниматься этой породой. Конец девятнадцатого столетия можно считать расцветом серых турманов. Алферовских голубей - лучших голубей того времени - ценили за "удивительные формы, достигнутые человеческим творчеством", за однотипность, за "изящность и общую гармонию форм", за безупречность стиля. По описанию, они имели замечательную лебединую шею, ладную голову, толстый и короткий нос, красное оперение, крупные темные глаза при фарфоровой нежности широких век, что придает ширину голове. Величина корпуса средняя с низкой посадкой.

1899 год был ознаменован появлением на свет знаменитого Алмаза с идеально гранной головой, красиво погнутым клювом, типичной для турманов фигурой и тонкой шеей. Этот красавец-голубь принадлежал В.И.Стрекалову и не имел себе равных. Появлялись голуби высокого класса и у других голубеводов. Описывая в 1890 году московских серых, К.В.Третьяков считал, что "если бы воскресить алферовских Принца и Статную, то это было бы не в их пользу". Как наиболее выдающиеся, приводятся в пример голуби Кошелева, Глазунова, Карасева, Соболева, Щеглова, Гейнца, Сенцова. И если учесть, что самое меньшее количество голубей, имевшихся у Карасева, состояло из шести пар, то становится понятной и необходимость принять в то время стандарт. Он был составлен и опубликован в 1900 году И.Д.Бочаровым. Но совершенствование голубей шло быстрыми темпами, и в 1910 году стандарт был пересмотрен и уточнен. С тех пор разводчики серых турманов пользуются этой его редакцией, в соответствии с которой эти голуби должны быть средней величины с продолговатым, красиво поставленным корпусом. Голова сухая, кубической формы, лоб широкий, высокий, с бугорками над глазами. Так же выделен затылок. Глаза выпуклые, большие, серебристого, белого или темно-вишневого цвета. Веки белые, нежные, развилистые, широкие. Клюв короткий, толстый, погнутый книзу, с красивой посадкой - приставной. Шея длинная с красивым изгибом, на манер лебединой. Крылья длинные, плотно сжатые, с выступающими напапортниками (передними верхними углами, лежат ниже хвоста). Ноги короткие, неоперенные. Хвост немного приподнят. Оперение темно-красное с фиолетовым оттенком, или красно-серое, или чало-серое, или светло-чало-серое с буроватым оттенком, пегое (рисунок чернопегого), красно-бурое. В крыльях не менее пяти первых маховых перьев без ватолин. Репица дымчатая или белая (у пегих), хвост дымчатый или белый (у пегих).

Допустимые недостатки: белолобые, криволысые, белощекие, разноглазые.

Недопустимые недостатки: глаза в краснину, репица темнее основного пера и красная, хохлатость.

Несмотря на то, что количество серых турманов ничтожно и часто бывают выставки, на которых они отсутствуют вообще, требования к их качеству предъявляются самые высокие. На конкурс или выставку уже не допускают голубей с дефектами, указанными в графе "Допустимые недостатки". Строгие требования предъявляются судьями к цвету окраски и рисунку оперения.

В начале века, когда количество и качество серых были на высшем уровне, их постепенно стали превращать в водную (содержащуюся в вольерах) породу. Это не замедлило сказаться на здоровье голубей. Серые турманы становились все более изнеженными, со слабым иммунитетом к заболеваниям, появились признаки вырождения. Чтобы в полной мере представить положение, приведшее к упадку этой породы, необходимо принять во внимание то, что страна переживала тогда политическую нестабильность и экономический кризис, а это не способствует творческой работе. В дальнейшем, за годы революции, гражданской и отечественной войн, голубеводство понесло серьезнейшие потери. С середины сороковых годов восстановлением породы московских серых турманов занимались многие опытнейшие голубеводы. Наибольший успех в этом деле был достигнут И.П.Усаковым. Еще лет десять назад в Москве можно было увидеть очень приятного вида и хорошего качества серых турманов у Ю.С.Блистанова, А.Д.Богданова. В меньшем количестве, но имелись они и у других голубеводов. Большую работу по восстановлению серых турманов проделал ленинградский любитель Н.М.Серлин.

У Ю.С.Блистанова московские серые турманы составляли немалую часть его голубиного хозяйства. Но он не выделял их особо. И все же, качество и самцов и самок было довольно высоким. Безукоризненные фигуры и красивое алое оперение устойчиво передавались потомству. Некоторые голуби, большей частью самцы, отличались высокими и широкими лбами. Сухие и гранные головы были присущи почти всем, а вот крупными глазами и широким нежным веком обладало не больше половины особей. И не было ни одного из них, о ком можно было бы сказать, что он - идеал всех турманиных пород, каковым, как я уже отмечал, и должен считаться серый турман. Голубя абсолютной красоты я ни у кого не встречал.

Много и очень разных, по цвету и рисунку оперения, серых имелось у братьев Богдановых. И длинные, и короткие, и с гранной головой, и круглоголовые, но после того, как однажды их голубей украли, найти или восстановить свою старую серую охоту, им так и не удалось.

О голубях Н.М. Серлина расскажу подробнее и не только потому, что серый, подаренный мне ленинградцем весной 1987 года, стал одним из голубей, которых я, согласно старым описаниям, использовал в своей работе по восстановлению и совершенствованию этих турманов. Его голуби сами собой представляют огромный интерес для тех, кто увлекается турманами. Впервые я увидел голубей Серлина в то время, когда занимался восстановлением смоленских грачей и орловских бородунов, а серыми турманами интересовался только чисто теоретически. Первое, что бросалось в глаза при виде его турманов, было большое разнообразие форм, окраски пера, рисунков оперения. По всему было видно, что хозяин ведет большую работу с этими голубями. Большая их часть имела характерные признаки высококровных серых турманов - это были самцы. С самками были проблемы. Головой и клювом они были много проще самцов, и цвет оперения, который так украшал самцов, самкам не давался. Наум Маркович объяснял это генетическими особенностями его серых. Такая разница во внешних признаках оказалась сцепленной в генах с полом. Разница эта была настолько очевидной и так закрепилась, что сразу после вылупления из яиц можно было смело распознать самца и самку. Ликвидировать этот недостаток Наум Маркович собирался с помощью близкородственного разведения.

Через несколько лет мои бородуны и грачи уже не доставляли мне столько хлопот, как вначале, и я взялся за серых. У меня появились свои мысли и варианты, которые я собирался опробовать. Другим голубеводам это казалось рискованным и трудновыполнимым. Один из вариантов заключал в себе мысль использовать самца, подаренного Серлиным. Этот самец не имел выставочной кондиции и проще бы было упросить хозяина продать самца лучшего качества, но все недопустимые для выставок недостатки этого голубя, не смущали меня. Разноглазость, хохлатость, неширокое веко, недостаточно крупный глаз - все это я собирался исправить у его потомства в короткий срок с помощью хорошо подобранной голубки. Учитывая, что большинство голубок Серлина имели тонковатый и прямой клюв, часто с нацветом, а оперение намного темнее алого, я начал подыскивать самку с толстым, белым, хорошо погнутым клювом, сухой и гранной головой. Вскоре такую голубку я вывел от кофейных смоленских. Пригодность этой самки к использованию в совершенствовании серых турманов я определил, как только увидел, что она имеет необходимое отклонение в цвете, хвост был не кофейного, а голубовато-серого цвета. Перспективность потомства этой пары планировалась мной с учетом достоинств, которыми обладал серлинский самец. К числу таковых я отношу алое оперение, толстый белый клюв, красивую фигуру и низконогость. От этой пары мне хотелось получить голубку с приятной формой головы, с толстым, погнутым клювом. Из всего потомства этой пары вышло две голубки, и обе отвечали моим замыслам. Одна из них, кроме всех турманиных достоинств, имела яркое, почти алое перо. Для дальнейшей работы необходимо было приобрести еще одного самца из тех, что я приглядел у Серлина. А параллельно следовало проработать второй вариант, задуманный мной для расширения фронта работ. От смоленского кофейного турмана и чернопегой самки я собирался получить птенцов, чтобы использовать их для спаривания с теми, что должны были получиться от самца, которого предстояло приобрести у Серлина, и моей молодой самки.

Кофейный самец был массивный, с широким лбом, крупным красивым клювом, широким, но грубоватым веком, длинной, низкопосаженной фигурой. Цвет хвоста не однородный, с кофейными, белыми и серыми перьями. Черно-пегая самка, купленная для спаривания с ними, была белохвостой, белолобой. Голова у нее не была достаточно гранной, но клюв, толстый и с погибом, определил мой выбор. Птенцы от них выходили в основном серо-пегие, но все очень красивых турманиных форм. Из этого потомства я забраковал тех, у кого цвет оперения получился чугунистым, и одного самца за разноглазость. Таким образом, остались две самки и самец..

Для того, чтобы получить серых турманов с клювом более коротким, я использовал третий вариант задуманного составления пар. По моему предположению, для получения серых турманов с красивым коротким клювом нужно было использовать орловских белых турманов. Найти хорошую самку этой породы было практически невозможно. Их основные дефекты: прямой клюв с узкой нижней чавкой, короткая и прямоватая фигура. Среди самцов еще иногда можно увидеть близкий к турманиному типу клюв и к тому же очень короткий. Есть среди самцов особи с хорошей фигурой. В одно из воскресений мне удалось приобрести такого голубя, который обладал коротким, почти как у попугая клювом, маленькой сухой головой, широким нежным веком, крупным глазом и приличной фигурой. Этого белого я спарил с голубкой кофейного цвета, полученной от смоленских. Ее основные достоинства заключались в том, что форма клюва была почти идеальной, с широкой нижней чавкой и погибом, а также по длине клюв был короче, чем у других смоленских. Длина корпуса и хорошая фигура этой голубки устойчиво передавалась всем полученным от нее птенцам. С белым голубем она за сезон дала пять птенцов. Все они по масти были пегие и мало отличались друг от друга. При отборе главное внимание мной уделялось голубкам. Одна из них имела толстый, погнутый, с широкой нижней чавкой клюв. Ее я и оставил для использования в работе по серым. В дальнейшем, спарив эту самку с самцом, полученным от первой пары (серлинского серого и смоленской кофейной), я получил самца выставочной кондиции. Вывелась и голубка хорошего качества, но к осени заболела и погибла. От этих пар, составленных для получения птенцов, способных улучшить некоторые качества серых, я не ждал потомства выставочной кондиции. И все же, вопреки ожиданиям, несколько птенцов по внешним признакам соответствовали стандарту. Но торопить события и со временем спаривать их между собой, я не собирался. В задачу входило получение взрослых голубей с нужными характерными качествами, спаривание с серыми турманами, улучшения которых я добивался. Затем от выведенных ими птиц, скрещивая их между собой, нужно было отбирать птенцов для селекционной работы и добиваться устойчивого наследования привитых признаков. Возможно, у кого-то из голубеводов есть свои варианты работы над улучшением породы серых турманов и они уверены в достижении успеха, но я их не знаю. Какого же серого турмана я считаю идеальным и какие недостатки пытаюсь устранить?

На фотографии, как, естественно и в жизни, у самца серого турмана для меня особенно привлекательны маленькая сухая голова, широкий лоб, правильной формы клюв, хорошо изогнутая фигура, низконогость, цвет оперения. Можно считать соответствующим стандарту и клюв, но цвет его желателен чисто телесный. Глаза серебристого цвета смотрелись бы более красиво. Для идеального голубя желательны глаза чуть-чуть крупнее, веко на 1 мм шире. Среди разводчиков турманов, всегда много споров о величине голубя. Некоторые считают, что по длине серые не должны уступать черно-пегим или смоленским грачам. Другие предлагают сделать серого миниатюрным, что вроде бы подчеркнет его изящество. В этом споре, мне кажется, правы те, кто придерживается золотой середины: ведь маленькая сухая голова - несомненное украшение серого турмана - совершенно не вязалась бы с массивным корпусом черно-пегих турманов, тогда как корпус средней величины, слегка удлиненный, на низких ногах, при красивом изгибе фигуры, удовлетворит вкусы самых требовательных ценителей турманов.

Если принять во внимание, что результат, полученный за три сезона, уже заинтересовал многих любителей, то можно надеяться на подключение в работу других голубеводов, что повысит интерес к этой породе и послужит ее распространению. Только создавая голубей необычайной красоты, способных поражать воображение, можно привлечь внимание голубеводов к возрождению былой славы московских серых турманов. Для получения голубей истинно красивых нужны и риск и тщательный расчет. Знаю, что большинство голубеводов, просто боятся смешения кровей. Скрестить серого турмана с орловским белым или чернопегим считают глупостью. Для них просчитать план действий хотя бы на три сезона совершенно неприемлемо. Если пара, которую они составили, не дала выставочных голубей в первый сезон, это для них катастрофа. А то, что только гибриды второго поколения могут дать что-то интересное, вряд ли их прельстит - долго ждать. С уверенностью можно сказать, что без многоступенчатой долголетней работы, направленной на привитие серому турману лучших качеств других турманов, нельзя надеяться на успех. Всем, кто захочет взяться за разведение серых турманов, нужно знать, что красота их не броская, все восприятие породы построено на тонкостях и требует внимательного отношения, и только поняв это, можно достигнуть высокого мастерского уровня и добиваться получения прекрасных птенцов. Даже люди, далекие от голубеводства, увидев красоту московского серого турмана, восхищаясь этими голубями, пишут слова восторга и благодарности в книги отзывов на выставках и конкурсах. Голубеводы-специалисты, зная, какого труда стоит создание такой птицы, с уважением относятся к разводчикам этой породы. Разглядывая, разбирая по статьям и разделам оценочного листа, применяемого на выставках и конкурсах, можно составить общее впечатление от серого турмана. Начинаешь сравнивать и понимать, насколько изящны линии его фигуры, как украшают голубя аккуратные низкие лапки с белыми коготками, как красиво по-лебединому выгнута шея с необычной слегка гранной головкой с широким лбом и клювом горошиной, как выразительны круглые глаза с нежным ободком-веком, как он благороден и совершенен. Любовь к этим голубям остается на всю жизнь. Я никогда не видел, чтобы голубеводы-разводчики гоняли московских серых турманов, поэтому буду описывать стиль полета имеющихся у меня. Возможно, выведение турманов с красивым полетом усложняет задачу. Проще выводить птиц вольерного содержания для получения максимального балла в оценочном листе.

Но редкий голубевод откажется иметь у себя турмана, который обладая привлекательной внешностью, в состоянии лететь под небесами и там на большой высоте, широко раскрыв крылья, полукругом распустив перья хвоста, лодочкой скользить в потоках воздушных струй. Затем, налюбовавшись панорамой местности, резкими движениями крыльев вновь лететь вверх, чтобы догнать и обогнать голубей, летящих в стае. А когда он окажется выше всех и снова почувствует восходящие потоки воздуха, застучит крыльями, подогнет хвост так, что тот окажется у него под углом к спине, как у статных голубей, и летит вниз кувыркаясь, и ветер треплет каждое его перышко. Раскрывшись над крышами домов, голубь вновь летит вверх догонять стаю, а уставши садится на крышу родной голубятни.

С тех пор, как в России родилась турманиная охота, прошли века. Поколение сменялось поколением, а любовь к этим внешне прекрасным и отменным по качеству полета птицам не ослабела. Среди ныне здравствующих голубеводов старшего поколения еще можно найти таких, кто сам гонял и видел стаи летающих турманов. Вот, со слов старых голубеводов, краткая характеристика полета турманиной стаи. Под красивым полетом серого турмана они подразумевают высокий полет стаи широкими кругами. Отдельные голуби, выпадая из стаи, совершают кувырки вниз, а затем, раскрываясь, снова догоняют стаю. Птенцы серых турманов, становясь в общий строй, не сразу начинают кувыркаться. Сначала, после хлопанья крылом о крыло и парения "на лодочке", они поднимают хвост, как говорят, катаются на хвосте и на воздушной горке скользят вниз. После линьки, повзрослев, они начинают совершать кувырки. Некоторые, только на следующий год после выведения начинают кувыркаться, а потом не уступают остальным.

Семь моих серых летят в характерном описанном стиле - пять самцов и две самки. Летят они легче и охотнее, чем смоленские грачи или бородуны. Кувырками вниз владеют два самца, остальные только катаются на хвосте. Один из „катунов" иногда показывает чудесный полет, но красотой головы он не блещет, хотя и не урод. На выставку такой голубь будет допущен, но больше чем на бронзовую медаль не потянет. Главные его козыри - хорошая фигура, цвет и рисунок оперения.

Особенно хорошо летает турманиная стая ранним весенним утром или в летнюю пору после легкого дождя, иногда по часу или по два, высоко кружась над домом. Один из молодых серых турманов очень симпатичного вида, которого плохо выкармливали родители, и кормилки почему-то тоже его не докармливали, в трехнедельном возрасте попав в нагул (сетчатый вольер - обычно на крыше), изо всех сил старался выжить. Самым первым прибегал к кормушке во время кормления и самым последним отходил от нее, так и не успев наполнить зоб зерном. Я немного подкармливал его, но в развитии он все равно отставал от своих сверстников. Благодаря тому, что вес его был мизерный, взлетал он легко и вскоре начал летать в стае. Летал он на удивление легко и долго. Такие физические упражнения были настолько ему полезны, что, вскоре перелиняв, он стал одним из лучших летунов в стае. На фотографиях видно, как рос и формировался этот серый турман. На первом снимке птенец через четыре дня после выведения. Можно увидеть, что лоб будет широкий, клюв толстый, короткий, правильной формы. На следующим снимке птенцу уже семь недель. Выделяется красиво сложенная голова, крупные глаза, красивое нежное веко. Клюв уже не кажется таким толстым, так как восковицы еще не развиты, появился нацвет. Шея красивая, хорошо прогнута, уже видна фигура и низкие ноги. Коготки имеют нацвет. Цвет и рисунок оперения соответствует стандарту. Третий снимок сделан, когда птенцу стало три месяца. Почти вылинял, появилась яркость пера. Клюв на время линьки стал сивым. Глаза светлеют. Голова из-за линьки пера не смотрится такой сухой и гранной, как раньше. Следующий снимок сделан, когда птенцу исполнилось семь месяцев. Оперение сформировалось, но окончательный блестящий вид перо принимает после второй линьки. Посветлеют и перья хвоста. Клюв начинает белеть, и восковицы, развиваясь, придают ему солидный вид. Глаза становятся еще более светлыми. На последнем снимке уже полностью сформировавшийся голубь. Я сам не считаю его идеальным, но такой серый многим может понравиться.

Мои взгляды на московских серых турманов, которые здесь изложены, не претендуют на истину в последней инстанции. Я беседовал со многими любителями разведения серых, у всех свои взгляды на совершенствование породы, но общий знаменатель есть во всех вариантах. Свои подходы к проблеме серых имеются и у Ю.С.Блистанова, и у А.Д.Богданова, и у Н.М.Серлина, и других.

2264
2011-08-11