Air-plus.com.ua

Календарь выставок голубей
Добавить выставку

Смоленские грачи | Голуби - Air-Plus.com.ua

Смоленские грачи всегда были малочисленной породой, поскольку трудности в разведении не позволяли всем желающим заниматься ими. Со временем порода угасала. Часто неудачи в разведении грачей объясняли инбридингом - близкородственным разведением. Известна, например, история, описанная М.Васильевым в журнале „Природа и охота" за 1890 год в номере 10-в статье „Заметки о московской голубиной охоте". „Случай был с грачами, - писал автор, - купленными мной в Туле у Беляева. Эти голуби давали мне довольно многочисленное потомство, но к зиме оно почти все околевало. Околевали и старые, причем за два года смертность настолько превысила рождаемость, что у меня не осталось ни одного грача. Впоследствии я узнал, что грачи Беляева велись от одной пары". Если почитать других голубеводов того времени, то можно назвать такие жалобы типичными. Но судя по этому сообщению о грачах Беляева и данным о голубях Васильева, упомянутым в статье, близкородственность только одна из причин гибели голубей, может быть, и не главная. При близкородственном разведении, ведущемся на протяжении нескольких поколений, птица действительно дает ослабленное потомство, которое со временем теряет плодовитость. Сама выводимость птенцов из яиц, снесенных такими голубями, настолько резко падает, что о дальнейшем их разведении трудно даже мечтать. Но далее автор пишет, что вымирали у него и кружастые и помеси бельгийских почтовых. Из этого можно сделать вывод о неумелом содержании голубей в его хозяйстве. Многие голубеводы, как говорится, обожглись, попытавшись в короткое время сладить с турманами. Тому немало примеров и сегодня.

Когда в 1976 году в моем хозяйстве появился первый чисто черный птенец от бородунов, я решил вплотную подойти к проблеме восстановления грачей - подобрать такие пары, которые были бы способны регулярно производить черных птенцов. К тому же необходимо было найти других голубей с признаками крови грача для того, чтобы избежать близкородственного разведения. В то время от чистокровных смоленских грачей остались только слухи. Где и у кого есть голуби этой породы, ни один человек точно сказать не мог. Наблюдая за моими мучениями, решил помочь начатому делу Ю.С.Блистанов. Он сначала подарил мне из своего хозяйства голубей, по внешним признакам близких к орловским бородунам. Это помогло мне создать новые пары для дальнейшего совершенствования турманиных признаков и для обновления крови. Затем он оказал мне еще большую услугу, подарив пару из имевшихся у него прекрасных тульских жуков. Эти голуби не были похожи на тех тульских жуков, которых мы привыкли видеть. По-видимому, это были гибриды тульских жуков и смоленских грачей. Такое предположение можно было сделать, посмотрев на их удлиненные фигуры, толстые, короткие, телесного цвета клювы. Оперение по блеску отличалось самым чудесным образом. И самое главное достоинство этих голубей, которое хотелось передать моим грачам, это был настоящий, идеальный по цвету, серебристый глаз. Эта пара очень помогла мне в восстановлении смоленских грачей, но к сожалению, не все ее признаки удалось закрепить в передаче потомству. Только теперь я полностью осознал свою оплошность, свою недоработку с этими голубями. Добиваясь в первую очередь гармоничности экстерьера, правильности форм головы и клюва, я не обращал внимания на блеск пера и цвет глаз. Сейчас, когда все основные признаки моих питомцев - Смоленски грачей хорошо наследуются, в племенные пары я отбираю голубей, учитывая качество именно этих признаков - блеск пера и серебристость глаза. Был бы у меня теперь хотя бы один из тех блистановских голубей, дело пошло бы намного быстрее.

Нельзя забыть и пару орловских бородунов, выведенных от чернопегих у А.Д.Богданова. В 1972 году он показал их на выставке голубей в павильоне „Охрана природы" на ВДНХ. Не скажу, что эти голуби были идеальные, но основные турманиные признаки, такие, как длинный корпус с низкой посадкой, фигура, широкий лоб, подчеркивали их благородное происхождение. Временами его голуби выводили бородунов, но хозяину больше нравились чернопегие и разводить бородунов в чистоте он не хотел. После того, как Алексей Дмитриевич продал голубку, голубь, ее друг, заскучал и приболел. Однажды я приехал в Томилино (он содержал там голубей на даче) и выпросил самца бородуна. Изолировав его в сухом теплом помещении и немного подлечив, спарил его с молодой голубкой - смоленской грачихой. За лето получил от них одного чернопегого и двух черных птенцов с белыми перьями в крыле. У одного из птенцов белых перьев в крыльях было 4 и 6, у другого -1 и 3. Оба оказались самцами. Первого продал знакомому из Фрунзе, второй стал основоположником одной из линий грачей, которые отличались хорошей мастью, имели самые широкие лбы, красивые фигуры, типичный для турманов стиль полета. Я замечал в этой линии много хороших турманиных качеств, свойственных чернопегим А.Д.Богданова. Условия не позволяли мне содержать голубей в большом количестве. И времени для ухода за ними всегда не хватало. Оценивая свои возможности, я понял: стая больше сорока птиц мне не под силу. Часто приходилось сокращать ее себе же во вред. Так, линию богдановских голубей сохранить в чистоте не удалось, постепенно, в результате спаривания полученных от них птенцов с грачами других линий, терялась их первоначальная отличительная особенность. В чем-то они становились лучше, например, веко получалось нежней, улучшалась форма клюва, пропадал нацвет на верхней части клюва, сивина на коготках встречалась реже, но в общем эти грачи становились неузнаваемы, неотличимы от остальных и лишь изредка среди их потомства появлялись самцы, напоминавшие о своем происхождении.

В 1978 году знакомство с ленинградским любителем турманов Наумом Марковичем Серлиным привнесло новый интерес в мою работу. Знакомство произошло на „сборном воскресенье", я приобрел у него пару голубей кофейного цвета, которые имели некоторые признаки, свойственные смоленским турманам. По словам Н.А.Васильева, эти голуби лишь отдаленно напоминали смоленских грачей. Ему не нравился короткий корпус, высоковатые ноги, грубоватые веки и небольшие глаза, но мне они нравились своим оригинальным кофейным цветом. Я хотел вывести цветных смоленских турманов. Из приобретенной пары наиболее хорош был самец, его я спарил с голубкой, полученной от голубей Ю.С.Блистанова. За сезон я получил от них шесть птенцов черной масти. Спаривая их в дальнейшем между собой, я получил несколько цветных птенцов, неплохих по качеству, но все же уступающих черным по красоте экстерьера. Выводились птенцы и палевого цвета, но закрепить этот признак устойчиво в передаче потомству не удалось. Некоторые полученные по этой линии кофейные имели белые перья в хвосте и начальные маховые в крыльях. Выбрав из них лучшую самку, я в дальнейшем использовал ее для совершенствования турманиных признаков при восстановлении московского серого турмана.

Н.А.Васильев интересовался полученными результатами этого эксперимента. Часто мы с ним встречались, чтобы обсудить недостатки в работе, совещались, как лучше спарить голубей, намечали перспективы совершенствования турманиных пород. Побывав дома у Николая Арефьевича, я познакомился с собранными в его библиотеке книгами по голубеводству, другими материалами на эту тему. Полученные знания помогли мне более осмысленно вести селекционную работу.

Некоторые интересные материалы по голубеводству, которые когда-то довелось мне увидеть у Васильева, имеются в библиотеке клуба голубеводов, но их доступность оставляет желать лучшего. Многие члены клуба даже не знают об их существовании, между тем как все, что напечатано о голубях, будь то книга, брошюра о болезнях или буклет со стандартами на породы, раскупается сразу. Материалы по генетике голубей имеют для голубеводов исключительную ценность, но правильно разобраться в этом и, тем более реализовать на практике свои знания могут немногие. В такой ситуации важен наглядный пример применения теоретических знаний или совет и поддержка опытного авторитетного голубевода. Несомненно, многим голубеводам такую поддержку оказывал Н.А.Васильев. В 1982 году он убедил меня, что выведенные в 1980 году грачи достаточно оформились, набрали должный вид, не уступают в красоте самым лучшим голубям, которых ему доводилось видеть в прошлом. По его словам, мои голуби имели отдельные признаки, по которым превосходили своих предков. К ним он относил формы головы и клюва. По его совету я принял участие в международной выставке, которую проводили в тот год в Будапеште. Сам я туда поехать не смог. О том, какой успех имели мои голуби, узнал от людей, сопровождавших нашу коллекцию в Венгрию. На выставке мой смоленский грач был отобран и экспонировался в числе 20 лучших национальных голубей и удостоен приза. Думаю, что этим успехом в значительной мере я обязан Васильеву, от него я получал не только ценнейшую информацию о русских турманах, которых он видел во времена их расцвета. Ему удалось главное - заставить меня поверить с собственные силы. Важно видеть недостатки голубей, но еще более важно найти достоинства, накапливать эти плюсы для получения задуманного итога.

В том же 1982 году Николай Арефьевич умер. После его смерти заметно поблекла работа декоративной секции московского клуба. До сих пор нет знатока голубей, который бы имел такой авторитет, какой был у Н.А.Васильева. И все же, если оценивать уровень отечественного голубеводства в целом, то он бесспорно возрос. Высококлассных голубей стало больше, что заметно и на выставках, и на рынке. Число голубеводов, которые имеют птицу выставочной кондиции, увеличилось. Если раньше организаторам выставки приходилось вести уговоры и высылать приглашения, то теперь голубеводы сами несут заявки на участие в экспозициях. Бывает, что желающему стать участником выставки необходимо пройти предварительный отбор - смотр голубей на уровне районного клуба или предварительный городской смотр.

Начиная с 1983 года я почти ежегодно, а иногда и по несколько раз в году участвовал в выставках и конкурсах. Они проводились в Москве, Краснодаре, Ташкенте, Сочи, Минске. Зарубежные выставки, на которые я высылал своих голубей, были в Югославии и Болгарии. Одной из основных целей такого активного участия было желание привлечь внимание других голубеводов к разведению орловских бородунов и смоленских грачей. Мне удалось заинтересовать несколько человек заниматься разведением полученных от меня турманов. Некоторые из них пошли своим путем, добавив к полученным от меня голубям свой материал, создавая тем самым новые линии таких пород, что несомненно будет способствовать сохранению и размножению этих редкостных голубей.

Одним из первых, кого заинтересовали мои турманы, был В.С.Торопов из Фрунзе, ныне Бишкека. Он занимался совершенствованием среднеазиатских декоративных пород голубей и решил привить им некоторые декоративные качества русских турманов. Еще в 1976 году он взял у меня несколько голубей, не имевших выставочной кондиции, получил хорошие результаты, и несколько голубей с типичными для турманов формами вернул мне. Это произошло почти через десять лет, и голуби, уже имевшие достаточно далекое родство с моими, были мне очень кстати. Я получил от них красивый и очень жизнеспособный приплод. В.С.Торопов до их пор имеет несколько пар смоленских грачей и разводит их в чистоте как породу. Хороших голубей выставочной кондиции получили от меня и успешно ведут свою работу постоянные мои соперники на выставках и конкурсах москвичи С.Г.Егорченков и В.В.Горин. Почти десять лет занимается грачами и разводит их на свой вкус В.М.Земляков. Правда, в последние годы хозяйство его пришло в упадок, но появляются другие голубеводы, которых заинтересовали смоленские турманы. Все более растет популярность этих голубей и не только в Москве. За 1989 и 1990 годы мной продано более 60 грачей и бородунов. В Москве покупателями были и опытные турманятники и начинающие. По четыре и более штук приобрели К.Кубанов, В.3емляков, Ю.Конов, И.Крючков, В.Герман, В.Воронин, В.Фельдман. Иногородним за прошлый год продано 12 штук. Распространению породной птицы способствуют умеренные цены при продаже.

Для тех, кто впервые начнет заниматься турманами, хочу объяснить, что молодые голуби не сразу имеют подобающий турману вид. Это особенность развития молодняка. У птенцов с истинным черным цветом сразу после выведения можно заметить обильный пушок, кончик клюва помечен черным ободком, который пропадает сразу после первой линьки. Голова птенцов в силу малоразвитых век кажется не крутолобой, не гранной, а клюв с неразвитыми восковицами выглядит удлиненным. Цвет глаз молодых голубей почти всегда темнее родительского и лишь на второй год выцветает до серебристого цвета. Во время линьки птенцы турманов становятся похожими на „гадких утят" и, только полностью вылиняв, принимают приглядный вид. При хорошем содержании и уходе турманы с годами становятся все прекраснее. После того, как разовьются веки и восковица клюва, перелиняв удлинится перо и оформится фигура, голуби становятся настоящими красавцами. Лучшие из них, у которых не грубеют веко и восковица клюва, до десятилетнего возраста не теряют своей кондиции. Опытных голубеводов этими чудесами не удивишь и потомство они могут оценить еще в то время, когда птенцы не выходят из гнезда. Для примера можно посмотреть фотографии, на которых отснят птенец смоленского грача с момента вылупления из яйца до выросшего и полностью оформившегося голубя. На снимке, где запечатлены только что вылупившиеся птенцы, можно увидеть лишь примерную форму клюва и пушок, наличие которого говорит о том, какого качества перо можно ожидать. Если пушок незначительный и тело почти голенькое, то перо будет ложным, как говорят, с разбавленным цветом. Такое часто встречается у голубей палевого и кофейного цвета. У голубей черного цвета с ложным пером птенцы выводятся белоклювые. На другом снимке - птенец на пятый день после вылупления из яйца. Глаза только начинают слегка приоткрываться. Голубоватые тени вокруг глаз означают намечающееся в будущем широкое века. Уже сейчас можно определить турманиный склад клюва. Кое-где сквозь пух виднеются наметившиеся черным трубочки пера. На следующей фотографии птенцу две недели. Почти полностью просматривается черный цвет оперения. Цвет глаз пока темный, но если присмотреться хорошенько, то можно заметить легкую голубизну, которая затем постепенно прейдет в серебристость. Качество фигуры и длину корпуса определить в это время невозможно. В этом возрасте у птенцов начинает просматриваться будущая гранность головы, высота лба. В возрасте тридцати дней (см. следующий снимок) уже проглядываются линии фигуры, посадка корпуса и его длина. Эти признаки можно считать идеальными для турмана. К другим достоинствам нужно отнести явно выделяющиеся бугорки над глазами и на затылке, что предвещает гранность и сухость головы. Цвет глаз заметно осветлился, и по величине они не вызывают нареканий. Хорошо обозначились широкие, нежные веки, а клюв без преувеличения можно назвать характерным и даже идеальным турманиным клювом. Шея достаточно высокая. На последнем фотоснимке сформировавшийся смоленский грач, уже соответствует стандарту.

После того, как у меня развелось довольно большое количество грачей выставочной кондиции, а их породные признаки закрепились в передаче потомству, я стал интересоваться и другими породами турманов с целью их совершенствования. Группа ленточных турманов одна из самых многочисленных. Можно насчитать с десяток разновидностей ленточных, к тому же эти голуби имеют широкое географическое распространение. Ленточные голуби очень красивы по расцветке и рисунку оперения, и мне захотелось иметь в своем хозяйстве этих птиц, но не просто купить хорошие экземпляры для коллекции, а вывести своих, причем устранить недостатки, которые еще имеются у современных ленточных. Прежде чем раскрыть читателю планы этой работы, хочу дать краткое описание того, что известно о ленточных турманах.

3047
2011-08-11